Распространению чумы 1665 года положил конец большой лондонский пожар 1666 года

Распространению чумы 1665 года положил конец большой лондонский пожар 1666 года

Британская энциклопедия сообщает своим читателям, что «причиной прекращения чумы в Лондоне называют пожар, охвативший город в сентябре 1666 года; впрочем, сошла на нет она также и в других городах, причем как бы сама по себе».

Доктор Джастин Чемпион, историк из Лондонского университета, тоже говорит о том, что пожар не имеет никакого отношения к прекращению чумы, так как «в основном люди умирали в бедных пригородных приходах к востоку, северу и югу от стен Сити», т. е. на значительном расстоянии оттого места, где свирепствовало пламя.

Саймон Терли, директор музея Лондона, полностью с ним соглашаясь, пишет: «Лондонский пожар 1666 года не мог положить конец (чуме 1666 года), поскольку горело только Сити, и даже там приходы, наиболее пострадавшие от чумы (на севере и востоке), огонь не тронул».

Причина прекращения в Лондоне чумы после 1665 года до сих пор остается одной из самых удивительных тайн. По предположению Чемпиона, «мутация бактерий, улучшение питания и меры по укреплению здоровья, изменение жилищных условий - все это, возможно, сыграло свою определенную роль». Согласно же Британской энциклопедии, «прекращение чумы в Англии следует считать самопроизвольным».

Одно ясно: большой лондонский пожар не заслуживает того внимания, которое ему уделено.

«Гинденбург» взорвался в результате воспламенения водорода 6 мая 1937 года, входя на территорию военно-воздушной морской базы США в Лейкхёрсте, штат Джерси, взорвался и сгорел немецкий цеппелин «Гинденбург».

Это была первая катастрофа в истории подобных летательных аппаратов, заслуженно считавшихся самыми безопасными воздушными транспортными средствами, которые были способны, по сведениям, приводимым в Британской энциклопедии, совершать перелеты длительностью почти до ста часов.

В одной статье того времени, написанной корреспондентом «Манчестер гардиан», говорилось, что в «баре и курительной комнате висело девять длинных и узких фотоснимков предыдущих аппаратов легче воздуха, на одном из них был первый цеппелин 1900 года». Как ни странно, но там действительно была комната для курения. После катастрофы весь мир потешался над тупостью создателей этого цеппелина, использовавших для подъема корабля в воздух взрывоопасный водород. Впрочем, все насмешки были, пожалуй, направлены не по тому адресу.

Специалист HACA Эддисон Бейн и физик Ульрих Шмидтхен обратили внимание на сохранившиеся в архиве письма Отто Байерсдорфа, написанные им во время расследования, где говорилось следующее: «Настоящей причиной пожара явилось быстрое воспламенение обшивки, вызванное разрядами электростатической природы».

Под влиянием данного свидетельства Бейн и Шмидтхен пришли к выводу, что произошедшая катастрофа никак не связана с наличием водорода на борту воздушного судна. По их мнению, основной причиной явились «химические и электрические свойства краски внешней оболочки, а также конкретные метеорологические условия, преобладающие в Лейкхёрсте в день аварии».

Химик и автор книги «Химия без мистики» Линда Уильяме, поддерживая изложенную выше точку зрения, пишет: «Электростатические разряды воспламенили насыщенный алюминием лак матерчатой оболочки воздушного аппарата (и) водород внутри».

По словам Бейна и Шмидтхена, с водородом не больше хлопот, чем с любым другим газом, например природным газом или пропаном. Следовательно, «он не более опасен, чем любой другой газ». Поэтому создатели злополучного «Гинденбурга» не так уж и сглупили при выборе средства, поднимающего аппарат в воздух, однако то, что они покрыли его краской, которую вполне можно было бы использовать вместо ракетного топлива, не позволяет полностью снять с них вину.

Хотя эта катастрофа и кажется страшной, на самом деле примерно две трети пассажиров и экипажа уцелели: многие выпрыгнули из иллюминаторов, когда судно приблизилось к земле. Капитан Эрнст Лехман ушел с места катастрофы, бормоча себе под нос: «Ничего не понимаю». На следующий день он умер.


 

24.04.2018