Дик Терпин доскакал на Черной Бесс до Йорка за один день

По преданию, окутанный романтическим ореолом разбойник с большой дороги XVIII века Дик Терпин (1709- 1739) прискакал из Лондона в Йорк, чтобы обеспечить себе алиби, за один день. Однако данное предание не соответствует истине. Если кто это и совершил, то только не Терпин. Преподаватель истории Джон Эштон Кэннон в «Оксфордском справочнике по английской истории» пишет, что «Джон (также известный как Уильям), или Быстрый Ник, - вот кто совершил сей подвиг».

Даниэль Дефо рассказывает в «Поездке через всю Великобританию» о том, как в Гэдс-Хилле, графство Кент, «некий джентльмен был ограблен каким-то Никсом на гнедой кобыле... он проскакал через все графство Эссекс... и был в Йорке уже во второй половине того же дня». Прибыв туда, Нике осмелился подойти к лорд-мэру и спросить у него, который час. Хотя он и был арестован по обвинению в данном преступлении, присяжные во время судебного разбирательства оправдали его, так как высокопоставленный местный чиновник подтвердил, что в день ограбления Ник был в Йорке.

Исполнителем сего подвига Неустрашимый Дик Ричард Терпин, стал позже - после опубликования в 1834 году романа Гаррисона Ейнсуорта, где последний приписал то, что совершил Невисон, Терпину. По словам Гордона Максуэлла, автора работы «Разбойничья пустошь», «он не только незаслуженно отдал всю славу Дику Терпину, но и попытался присвоить своему герою и другие подвиги, совершенные „Летучим разбойником", т. е. Невисоном, не Терпином». Эта вымышленная, романтическая история настолько полюбилась читателям, что вскоре затмила настоящие преступления Дика Терпина. Галантность последнего была явно преувеличена: однажды он поджарил вдову, желая узнать, где она прячет свои сбережения.

Что же касается Черной Бесс, легендарной в прямом смысле этого слова кобылы Дика Терпина, то, как пишет Джеймс Шарп, автор книги «Дик Терпин: предание об английском разбойнике», Ейнсуорт позаимствовал этот образ из какой-то поэмы 1825 года, начинавшейся со слов: «Отважный Терпин по Хаунслоуской пустоши скачет на своей черной кобыле Бесс». С той поры она, хоть ее никогда и не существовало, стала верной спутницей знаменитого английского разбойника.

Суфражистка Эмили Дейвисон, чтобы заслужить ореол мученицы за правое дело, бросилась под копыта королевского коня 4 июня 1913 года во время скачек в Эпсоме суфражистка Эмили Дейвисон принесла себя в жертву, бросившись под копыта Энмера, коня короля Георга V. Во всяком случае, так говорят, хотя нет никаких доказательств тому, что собиралась ради мученического венца жертвовать своей жизнью. По словам свидетеля происшествия Джона Эрвина, Эмили «подняла руку, чтобы то ли схватить повод, то ли защититься, точно сказать не могу».

В полицейском отчете говорится, что в дамской сумочке Эмили были обнаружены обратный билет в Эпсом и записная книжка-календарь с указанием встреч на несколько следующих недель. Лиз Стэнли, одна из авторов книги о судьбах женщин, также обращает внимание читателей на то, что у «была найдена программа скачек с пометками, на какую лошадь поставить (неужто у самоубийц принято за полчаса до гибели размечать программку и делать ставки?)», а в ее сумке лежал «служебный пропуск на устраиваемый суфражистками в благотворительный базар, который открывался... лишь после окончания дерби». Эти находки, представленные во время дознания, заставили, и с полным на то основанием, усомниться в том, что это было самоубийство, поэтому в заключении было сказано, что она погибла в результате «несчастного случая».

Сильвия, соратница Эмили по борьбе за предоставление женщинам избирательного права, описывая в книге «Движение суфражисток» эту историю, тоже не считает, что это было самоубийство. По ее мнению,

Эмили просто хотела остановить скачки, неожиданно «взмахнув на углу пурпурно-бело-зеленым флажком». Также Сильвия считает, что, если бы «собиралась так умереть, она бы оставила своей матушке прощальную записку».

Энн Морли и Лиз Стэнли в работе «Жизнь и смерть Эмили Уайлдинг Дейвисон» приходят к выводу, что «она прекрасно сознавала, что может получить увечья или погибнуть, но, надеясь, что все обойдется, добровольно пошла на риск».

 

23.08.2017