- - Крылатые ракеты





«Крылатые ракеты представляют собой, пожалуй, наиболее опасную систему доставки боеголовок к целям за линией фронта. Они не дороги в производстве... они могут проникать незамеченными через системы радарного и инфракрасного обнаружения. Наконец, поскольку крылатые ракеты не имеют экипажей, они не нуждаются в наличии обученного летного состава, дорогого оснащения... или крупных авиабаз».

Крылатые ракеты США


В 1980-х гг. крылатые ракеты превратились в ключевой элемент военной мощи, и на заключительной стадии «холодной войны» и в последующий период стали одной из важнейших составляющих стратегического и тактического планирования. Ценность этих ракет заключается в том, что они могут с высокой точностью доставить к цели заряд без риска и ограничений, сопряженных с наличием экипажа. При разработке планов войны с Советским Союзом в 1980-х гг. США намеревались отражать все наступления с помощью крылатых ракет, чтобы снизить таким образом потери от советской бронетехники. Эти ракеты могут нести как обычные, так и тактические ядерные боеголовки. Их можно применять в любых погодных условиях и запускать с самых разнообразных носителей.

В Советском Союзе подобное оружие также было разработано, но гонка вооружений выявила превосходство Запада в области электроники, а также в темпах роста производства и гибкости экономики.

Высокоточные бомбардировки



Тактические ядерные боеголовки в ходе Войны в Заливе 1991 г. не применялись, хотя для проведения высокоточных бомбардировок США и использовали крылатые ракеты и самонаводящиеся бомбы. На этом этапе управляемое беспилотное оружие получило серьезное преимущество перед ВВС, поскольку США не применяли в широких масштабах высокоточные бомбы. В ходе этой войны было сброшено всего 9300 самонаводящихся бомб, а большая часть самолетов не была оборудована для их размещения или не имела обученных надлежащим образом экипажей. На долю обычного не самонаводящегося оружия приходилось до 90% боеприпасов. Это представляло контраст с интенсивным и эффективным применением высокоточных боеприпасов в ходе кампаний «Лайнбэйкер» 1 и II во Вьетнаме в 1972 г. Крылатые ракеты можно было использовать с носителей наземного, морского и воздушного базирования. Так, в 1991 г. линейный корабль ВМС США «Wisconsin» («Висконсин») был переоборудован таким образом, что мог нести крылатые ракеты и обычное артиллерийское вооружение.

Впоследствии, в 1998 г., США выпустили 79 крылатых ракет морского базирования по базам террористов в Афганистане и Судане. Это оказалось впечатляющей, но безрезультатной демонстрацией оружия, которое не смогло остановить террористов. Наоборот, Усама бен Ладен только пополнил свою казну, продав невзорвавшиеся ракеты китайцам, которые рады были заполучить образцы новейшего американского оружия.

Крылатые ракеты применяли и в 1999 г. против Сербии в ходе воздушных и ракетных обстрелов НАТО, чтобы заставить сербов вывести свои войска из Косова. В 1998 г. британская подводная лодка «Splendid» («Блестящий») произвела первый в Великобритании запуск крылатой ракеты, закупленной в США. В следующем году она же вела огонь по сербским позициям в Косове в ходе операции НАТО.

При нападении на Ирак в 2003 г. точность крылатых ракет и их ударов по Багдаду была продемонстрирована на заключительной фазе операции «Шок и ужас», которая должна была ознаменовать начало новой эры в военном деле. Однако крылатые ракеты переоценили: борьбу с иракскими войсками пришлось вести и на земле.

Глобальное позиционирование



Для повышения эффективности ракет крайне важны данные о точном положении цели. Их получают, сопоставляя имеющиеся точные картографические данные с результатами спутникового наблюдения и материалами глобальной системы позиционирования. Все эти данные позволяют проложить курс к цели и передать его головке наведения ракеты в системе координат. Точности наведения высокоточного оружия дальнего действия способствуют цифровые модели поверхности земли по курсу предполагаемого полета, а система наведения TERCOM способна вводить поправки уже в полете.

Эти методы показывают, насколько велика роль комплексных автоматических систем в современном вооружении. Сложность оружия возрастает само оружие становится все разнообразнее. Количественное превосходство в оружии, характерное для индустриальной эпохи, сменяется превосходством технологическим - именно оно приобретает ключевое значение, не в последнюю очередь из-за того, что компьютеры все более вовлекаются в планирование и проведение тактических и стратегических операций. Это, в свою очередь, стимулирует рост уровня знаний и навыков пользователей и заставляет армии отказываться от комплектования на основе призыва и ориентироваться на солдат-профессионалов.

Хорошим примером такого профессионализма служит комплекс навыков, необходимых для управления автономными (UAV) и дистанционно управляемыми (RPV) летательными аппаратами. Эти аппараты стали новым шагом в использовании ракетного оружия, постепенно заменяющего воздушные носители артиллерийского и бомбового вооружения. Подобные аппараты не нуждаются в присутствии на борту экипажей и потому могут применяться без риска для свободы и жизни пилотов. Соответственно, они могут совершать полеты на малых высотах: пилоты от зенитного огня неприятеля не пострадают и в плен не попадут.

Невооруженные разведчики - «дроны»



В 1999 г. американцы активно применяли разведывательные беспилотные аппараты «дроны» (от английского drone - «трутень», или « гуделка») для полетов над территорией Косова с целью сбора информации о разрушениях, причиненных бомбардировками, и о направлении движения колонн беженцев. В Афганистане в 2001 г. и Ираке в 2003 г. «дроны» с размещенным на борту оружием применяли для проведения обстрелов. Американский «Предэйтор» с размахом крыльев в 26 футов (чуть менее 8 метров), разработанный как средство уничтожения зенитных батарей и командных центров, имеет оперативный радиус действия в 800 километров, продолжительность полета до 40 часов, крейсерскую скорость в 130 км/час и рабочую полетную высоту в 4600 метров. Он может действовать на территориях, зараженных химическим или бактериологическим оружием. При столкновениях между Израилем и силами Хесболлы в Ливане в 2006 г. «дроны» применяли обе стороны, причем Израиль преимущественно применял их для достижения господства в воздухе и обеспечения наступательных действий.

В конце 1990 и начале 2000-х гг. современным оружием стали обзаводиться многие государства. Особенно интенсивно этот процесс шел в Южной Азии. Сначала Индия, а вслед за ней Пакистан в 1998 г. провели испытания ядерного оружия. В том же году пакистанцы осуществили испытательный запуск своей новой ракеты среднего радиуса действия «Гаури», а годом спустя индусы произвели запуск своей новой ракеты дальнего действия «Агни-2». Дальность ее действия составляла 2-3 тысячи километров, то есть она могла достичь Тегерана и большей части территорий Китая и Юго-Восточной Азии. В марте 2003 г. оба государства испытали ракеты ближнего радиуса действия класса «земля-земля», способные нести ядерные боеголовки. Пакистан, в свою очередь, продавал военные технологии другим странам. В 2003 г. Иран объявил о том, что он откладывает завершающие испытания ракеты «Шахаб», начатые в 1998 г. Ракета с радиусом действия 1300 километров способна достичь Израиля.

Эти программы вооружений разрабатываются с целью достижения военного превосходства над соседними государствами. Так, Северная Корея рассматривает ядерное оружие как средство противостояния военной мощи США, а Сирия стремится получить химическое и биологическое оружие, чтобы противостоять неизменно превосходящему ее по силе Израилю. В ответ, японцы усиливают противоракетную оборону и системы спутникового наблюдения, тогда как израильтяне создали запас ядерных бомб, чтобы ответить ими на химическое нападение со стороны соседей-арабов. В 2003 г. Ливия отказалась от программы развития ядерных технологий, но Иран отказался это сделать даже после того, как стало известно о его намерениях по созданию атомного оборонительного оружия.

15.12.2017