- - Танки. Вторая мировая война и послевоенный период





«Теперь танки длинной колонной шли через линию укреплений в направлении ближайших зданий, объятых огнем после нашего обстрела... моторы ревут, траки гусениц лязгают и скрежещут... На хорошей скорости мы продвигались к своей цели».

Эрвин Роммель о пересечении «Линии Мажино» 15 мая 1940 г.


 





Танки периода второй мировой войны мало напоминали своих предшественников 1916-1918 гг. Да они и предназначались для участия в совсем другой войне - мобильной и с тактической, и со стратегической точки зрения. Некоторые ее черты предсказывались и планировались писателями и теоретиками межвоенного периода, хотя они слишком уж увлекались, считая танк главным оружием будущего. На самом деле в армиях по-прежнему главенствовали пехота и артиллерия.

Немцы уделяли большое внимание механизации своей армии, и в 1935 г. сформировали три первые танковые дивизии. Именно они должны были воплотить в жизнь доктрину танковой войны, разработанную немецкими военными, в частности Гсйнцем Гуде-рианом. Поначалу, развивая идеи применения танков, немцы полностью придерживались воззрений англичан периода Первой мировой войны; затем они переняли новые английские идеи, особенно Дж.Ф. Фуллера; наконец, в конце 1930-х гг. они пришли к собственным разработкам. Для осуществления глубокого прорыва вражеской обороны они намеревались использовать крупные танковые соединения, а не распылять их с целью поддержки пехоты, как это предлагали французы. Для повышения инициативы, маневренности и мощности в танковые дивизии включали части других родов войск - пехоту и артиллерию.

Немецкий блицкриг



Действительно, танки стали острием успешных «молниеносных» операций германской армии, предпринятых между 1939 и 1941 г. - в Польше (1939), Нидерландах (1940), Бельгии (1940), Франции (1940), Югославии (1941) и Греции (1941). Немецкие танковые дивизии показали себя эффективными соединениями, в которых идея танкового оружия была доведена до высшей степени развития. При хорошем управлении, как, например, во время британского контрнаступления под Аррасом 21 мая 1940 г., танки противников Германии также действовали неплохо, но в целом именно немцы контролировали ход танкового конфликта во многом потому, что их доктрина применения танковых сил была более эффективна. Немцы успешно реализовывали планы наступления и на тактическом, и на оперативном уровне, в обоих случаях применяя танки на острие атаки. Танки могли идти по бездорожью, что позволяло войскам избежать зависимости от шоссейных дорог.

В 1940 г. французы имели больше танков, чем немцы, и большинство их танков было лучше вооружено и защищено. Лучший из французских танков «Char В», имел более толстую броню по сравнению со своими немецкими противниками, которые оказывались уязвимыми по отношению к огню и танковых пушек, и противотанковых орудий. Многие из немецких танков имели очень легкое бронирование и вооружение. Однако французские танки были медлительными, а многие из них для ведения огня следовало разворачивать. В танках, снабженных одноместными башнями, командир должен был исполнять обязанности и артиллериста, и связиста. Французы по-прежнему рассматривали танки как подвижную артиллерию и разделяли их на малые группы, вместо того чтобы сплотить значительное количество машин в ударный кулак.

В период Второй мировой войны уже трудно было решить, что является в танке основным: скорость, бронирование, вооружение, надежность или легкость в продукции. Американские и советские конструкторы сделали ставку на оружие, наиболее адаптированное к производственным мощностям своих стран. Танки, подобные американскому «Шерману» М4 были проще в производстве, обслуживании и ремонте. Немцы же сделали ставку на более сложные машины, из-за чего часто проигрывали. Большая часть немецких танков была бронирована не хуже советских, и хотя англичане и американцы на протяжении длительного времени имели большее количество танков, те оказывались менее эффективными. Британские танки Mark I, «Валентайн» и «Черчилль» имели недостаточно мощное бронирование, и все, кроме «Черчилля», слишком слабое вооружение.

Танки второй мировой войны



В 1944 г. лучшие из немецких танков, «Тигр» и «Пантера», технически превосходили американские «Шерманы», хотя тактико-технические показатели последних и были выше, чем IV, остававшегося самым многочисленным танков вермахта. Правда, боевые качества «Тигра» снижались из-за технической ненадежности и сложности в эксплуатации.

Большое значение имела тактика. Так, в начале 1942 г. Красная армия располагала отличными танками Т-34 и КВ-1, но в маневренной войне немцы оказывались сильнее. Стараясь противостоять немцам, советские войска сводили бронетанковые части в танковые армии, но и при этом в тактическом отношении не могли сравниться с противником. В частности, Красная армия уделяла слишком большое внимание пехотному сопровождению танков.

В 1943 г. во время Курской битвы, самого крупного в истории танкового сражения, немецкие танковые части были ослаблены из-за необходимости пробиваться сквозь подготовленную советскую оборону. Это позволило Красной армии лучше распорядиться своими танковыми резервами. Немцы располагали «Пантерами» и «Тиграми», но основной советский танк Т-34 к тому времени был усовершенствован и лучше приспособлен к бою на близкой дистанции, где мог соперничать даже с новыми немецкими машинами. СССР мог выпускать значительно больше танков, чем Германия, поэтому советские войска легче могли перенести потери в боевых машинах, и сражение под Курском переломило ситуацию в их пользу.

В 1944 г. советские конструкторы продолжали совершенствовать свои танки, так что они не отставали от новых немецких. Т-34/85 имел более мощное орудие по сравнению со своими предшественниками. С июня 1944 г. советское командование стало с успехом практиковать окружения немецких войск.

На последних этапах войны оперативное искусство командования Советской армии продолжало расти. Советские танкисты сочетали маневр и натиск, мобильность танков с их огневой мощью. Это ярко проявилось при освобождении Польши зимой 1944-1945 гг.: Советская армия применяла большие массы танков, способных подавлять сопротивление противника короткими, но мощными артиллерийскими ударами. Отдельные советские танковые армии получили свободу маневра, что не давало возможности немцам организовать плотную оборону. Силам, прорвавшим оборону противника, важно оставаться мобильными, чтобы не дать неприятелю перегруппироваться. Однако отрыв от собственных тылов становился для танков опасным из-за возможного недостатка горючего, что и случилось в Польше в начале 1945 г.

Высокий темп танковых наступлений был продемонстрирован и в августе 1945 г. в Маньчжурии, когда советские танковые колонны быстро прорвали оборону японской армии. Японцы недооценили мобильность советских войск.

Техническое превосходство немецких танков над английскими и американскими было наконец ликвидировано в конце 1944 и 1945 гг., когда союзники получили новые машины, такие как американский М-26 «Першинг». В конце 1944 г. американские танкисты стали применять также новые бронебойные снаряды с высокой начальной скоростью. Это также отчасти компенсировало американское отставание в танках, которые были менее быстроходны и маневренны.

Современные танки



После окончания Второй мировой танки играли ключевую роль в подготовке столкновений восточного и западного блоков: в случае начала Третьей мировой войны СССР намеревался заполонить Европу своими танками, но назревавший конфликт так и не перешел в «горячую» фазу. Однако крупные танковые силы применялись в ходе войн, которые вели державы второго уровня. Это, в частности, произошло на Ближнем Востоке. В ходе Шестидневной войны, арабо-израильского конфликта 1967 г., израильтяне умело применили танки. Боевые действия на Синае превратились в крупномасштабное танковое столкновение. Состоявшие на вооружении Египта советские Т-54 и Т-55 не могли устоять против «Патгонов» и «Центурионов» американского и британского производства, которыми были вооружены израильтяне. Израильские войска проявили большую оперативную и тактическую гибкость, в том числе искусно действуя на уязвимых флангах противника и обходя, таким образом, основные узлы его обороны (для таких ударов танки особенно подходят). Египтяне в панике отступили, и израильтяне захватили 320 их танков.

Конфликт на Синайском полуострове выявил также ключевую роль полевого обеспечения и ремонтных бригад в современной мобильной войне: в обоих случаях израильтяне действовали гораздо эффективнее египтян. Срочный ремонт техники и снаряжения и их возвращение в строй в современных армиях стал одним из важнейших элементов обеспечения боеспособности. Танковые двигатели склонны к механическим повреждениям, но особенно уязвимой частью танка являются гусеницы.

Крупномасштабные танковые сражения вновь развернулись в 1973 г. Захватившие 6 октября израильские укрепления на восточном берегу Суэцкого канала египтяне отбили несколько контратак противника, нанеся существенный урон израильским танкам. Причиной неудач израильтян стали ошибки в использовании опыта войны 1967 г. Они слишком полагатись на атаки танков и не обеспечили достаточной поддержки со стороны других родов войск, особенно артиллерии и мотопехоты - этот урок следовало выучить еще участникам Второй мировой войны.

Однако в ответ на просьбы сирийцев о помощи египтяне изменили свою стратегию и 14 октября бросили в наступление свои бронетанковые силы. Это было ошибкой: в обороне израильтяне были сильны. Но тактика израильтян оказалась лучше, чем танки, - орудия М48 и М60 американского производства имели вдвое меньшую скорострельность и дальность огня по сравнению с советскими Т-55 и Т-62. В тот день египтяне потеряли 260 танков. Как и в 1967 г., неудача арабских армий в 1973 г. продемонстрировала, что менее активные войска становятся уязвимыми, теряют инициативу. В захвате инициативы на поле боя израильские войска имели преимущество.

В войне 1973 г. особую проверку прошли способности командования армий к использованию крупных танковых соединений. Наступление, в котором с сирийской стороны было задействовано 800 танков, в сочетании с египетским наступлением 14 октября представляло собой «клещи», но они были спланированы без должного опыта. В войне Египет и Сирия потеряли около 2250 танков, израильтяне - 840.

В ходе Войны в Заливе 1991 г. Ирак потерял в столкновениях с коалиционными войсками, возглавляемыми США, 4 тысячи танков. Победа была достигнута благодаря превосходству войск коалиции в качестве вооружения, боеспособности, взаимодействия частей и подразделений, уровне командования и планирования операции. В Войне в Заливе 2003 г. уцелевшие при авианалетах иракские Т-55 и Т-72 не могли сравниться с американскими танками «Абраме».

24.06.2017