- - Реактивные самолеты





«Мысль о том, что превосходство в воздухе может в определенной мере компенсировать упорный труд и профессиональные навыки наземных служб... всего лишь самообман и иллюзии».

Маршал ВВС сэр Джон Слессор «Воздушные силы и мировая стратегия», октябрь 1954 г.


 





Эпоха реактивной авиации приближалась медленно, а из-за недостатка финансирования со стороны британского правительства реактивные истребители появились слишком поздно, чтобы проявить себя в боях Второй мировой войны. Еще в 1930-х гг. офицер британских ВВС Фрэнк Уиттл запатентовал принцип, положенный в основу первого газотурбинного реактивного двигателя. Контролируемый запуск такого двигателя впервые удалось осуществить в 1937 г. Это великолепное техническое новшество быстро, уже в 1939 г., скопировали немцы, а итальянцы в 1940 г. запустили британский реактивный самолет в небо. В 1944 г. англичане приняли на вооружение «Метеоры», способные развивать скорость в 788 км/час, а немцы - «Мессершмитт» Ме-262. Британские и американские летчики обнаружили, что бороться с Ме-262 очень сложно из-за его высокой скорости (870 км/час) и специфической тактики немецких пилотов. Реактивные «Мессершмитты» на высокой скорости входили в пике и таким образом проскакивали сквозь строй истребителей сопровождения, а очутившись ниже бомбардировщиков, переходили к постепенному набору высоты, чтобы поразить их сзади.

Однако в бою с истребителем Ме-262 оказывался уязвимым из-за низкой маневренности. Легче всего перехватить «Мессершмитты» было во время взлета и посадки.

Немцы имели слишком мало Ме-262, чтобы они могли повлиять на ход войны, да и появились реактивные машины слишком поздно. Германская промышленность приступила к выпуску Ме-262 с большим опозданием отчасти из-за того, что профессор Вилли Мессершмитт должен был завершить работу над проектом Ме-209. обычного винтового самолета. Задержку вызвала и идея использования самолета в качестве бомбардировщика. Правда, параллельно велись работы по созданию других реактивных машин - «Арадо» Аг-234 (он должен был стать реактивным бомбардировщиком и разведчиком) и четырехмоторною бомбардировщика 1и-287.

Производство реактивных самолетов замедлялось из-за налетов англо-американской авиации, а дополнительные сложности, такие как недостаток топлива, усугублялись общими для германской экономики проблемами: плохой организацией и раздробленностью целей ресурсов. Нехватка сырья приводила к тому, что промышленности никак не удавалось добиться выпуска достаточно качественных лопастей для турбин. Все это были гораздо более серьезные проблемы по сравнению с затруднениями, которые создавали требования Гитлера использовать Ме-262 как скоростной бомбардировщик, а не истребитель-перехватчик (хотя в этом качестве самолет действовал гораздо эффективнее). В июне 1944 г. Гитлер приказал переименовать самолет («Бомбардировщик-молнию»). В 1944 было выпущено всего 564 Ме-262. Помимо всего прочего и сам самолет не был свободен от недостатков - как в конструкции двигателя, так и в отношении недостаточной дальности полета.

Первые Реактивные самолеты



После окончания войны реактивная авиация стала быстро развиваться.

В декабре 1945 г. была осуществлена первая успешная посадка реактивного самолета на палубу британского авианосца «Осеап» («Океан»). В годы Корейской войны (1950-1953) реактивные самолеты вступили в бои друг с другом. Китайцы создали собственные ВВС только в 1949 г. и не имели среди прошедших обучение в советских летных школах пилотов достаточно опытных воздушных бойцов. К тому же на вооружении ВВС Китая стояли устаревшие советские самолеты. Однако поддержку им оказывали новейшие истребители МиГ-15, входившие в состав базировавшейся в Маньчжурии советской «Группы 64». Именно они встретились в боях над Кореей с американскими Р-86 «Сэйбр». Система смены пилотов существенно затрудняла возможности советских летчиков в приобретении боевого опыта, а соответственно и их эффективность. Американцы наносили противнику более значительный урон и могли добиться превосходства в воздухе, хотя это происходило с большим напряжением служб наземного обеспечения, поскольку отсутствие единого и действовавшего на должном уровне командования и ограничивало возможности американцев.

В 1950-х гг. появились первые реактивные истребители-бомбардировщики, такие как американский Г-84 «Тан-дерджет». Именно они вышли на первый план, вытеснив многие более уязвимые самолеты периода Второй мировой войны. Американцы поставили на вооружение также дальние реактивные бомбардировщики (В-47 и В-52) и реактивные самолеты-топливозаправщики (КС-135).

Вьетнам

Рост возможностей реактивных самолетов привел к тому, что в годы Вьетнамской войны авиация стала играть чрезвычайно важную роль. Из 200 миллиардов долларов, в которые обошлась война Соединенным Штатам (суммы, далеко превосходящей общие затраты всех европейских стран на подавление антиколониальных выступлений), более половины было истрачено на осуществление воздушных операций. На Вьетнам, Лаос и Камбоджу было обрушено почти восемь миллионов тонн бомб. Южный Вьетнам превратился в страну, перенесшую самые интенсивные бомбардировки за всю историю войн. Американцы провели несколько крупных бомбардировочных налетов и на Северный Вьетнам, решая этим как тактические, так и стратегические задачи: ограничить возможности страны в ведении войны на юге и заставить вьетнамцев вступить в переговоры.

В полной мере этих целей добиться не удалось, но к 1972 г. американцы существенно усилили давление с воздуха. Это произошло благодаря изменениям в подходе к решению военных задач, а также вследствие принятия на вооружение бомб с лазерным наведением. Новое оружие компенсировало недостатки, связанные с малой точностью бомбометания с больших высот, которых американцы должны были держаться, чтобы не попасть под зенитный огонь.

ВВС также играли чрезвычайно важную роль в ходе арабо-израильских войн. Это было продемонстрировано в 1967 г., когда Израиль обрушил превентивный удар на Египет, стремясь умерить агрессивный пыл египетского правителя полковника Насера. Израильское наступление 5 июня началось с неожиданного нападения на египетские авиабазы - его произвели самолеты, зашедшие с запада со стороны Средиземного моря. Египтяне, не ожидавшие этого, в одно утро лишились 286 самолетов; кроме того, от бомб серьезно пострадали взлетно-посадочные полосы. Обеспечение превосходства в воздухе на этом этапе стало критическим для исхода последующих наземных боев. Египетские сухопутные войска были жестоко потрепаны. В той войне были разбиты и воздушные силы Иордании, выступившей на стороне Египта. Израильтяне захватили Западный берег Иордана.

Современные реактивные самолеты



Военно-воздушные силы вновь продемонстрировали свое значение при возобновлении конфликта в 1973 г. В 1978 г. Израиль вступил на территорию Южного Ливана, стремясь уничтожить силы Организации освобождения Палестины, причем израильские войска имели плотную поддержку с воздуха. В 1982 г. Ливан вновь был оккупирован: израильтяне начали наступление против сирийских повстанцев, укрепившихся в этом районе. И вновь большое значение имела поддержка авиации. Поначалу сирийцы сражались успешно, но, после того как их ракетные установки в Ливане были подбиты, а воздушные силы понесли серьезные потери от огня израильских самолетов, вооруженных ракетами «Сайдвинлер» и электронными противоракетами, они оказались уязвимы при атаках израильтян, добившихся полного господства в воздухе. В 2006 г. в Ливане израильские ВВС действовали не столь успешно.

Реактивные машины изменили деятельность транспортной авиации, занятой доставкой грузов и подкреплений. По воздуху можно перебросить за море большие группы войск гораздо быстрее, чем на кораблях. В ответ на возникшие весной 1965 года беспорядки в Доминиканской Республике США самолетами менее чем за две недели перебросили туда 23 тысячи солдат. В свою очередь, СССР продемонстрировал возможности своей транспортной авиации в 1975 г. в Анголе. В результате подобных операций военные стали рассматривать аэродромы как важнейшие объекты, которые надлежит ставить под свой контроль при первых признаках восстаний. При свержении правительства Чехословакии в 1968 г. первые подразделения советских войск были доставлены в Прагу самолетами.

Однако эффективность применения ВВС зависит от конкретных условий. Разгром Ирака в 2001 г. стал триумфом авиации, но насколько повлияли воздушные удары НАТО по Сербии в 1999 г. и стал ли вывод сербских войск из Косова итогом этих действий - серьезный вопрос. В ходе воздушных налетов НАТО потеряли всего два самолета, но, после того как сербы вывели свои наземные войска из Косова, оказалось, что оценки их потерь от авиаударов, в частности в ганках, были явно завышены. Сербы воспользовались ограниченными возможностями натовской разведки и сложностями, которые испытывал противник при попытках нанесения прицельных ударов; на руку сербам оказалась и неблагоприятная для авиации погода (из-за нее было отменено значительное количество боевых вылетов). Применяя простые и недорогие способы маскировки техники в горной и лесистой местности, сербы сохранили значительную часть своего наземного оружия, несмотря на 10 тысяч боевых вылетов авиации НАТО. В этой воздушной операции проявилось серьезное несоответствие между затраченными средствами (потерями от бомб и ракет) и результатом: действия ВВС не предотвратили крупномасштабных выселений косоваров из их домов, хотя именно это и считалось целью проводимой воздушной операции. Похоже, что сербы отступили в основном вследствие рекомендаций со стороны российского руководства, чем опасаясь действий наземных сил НАТО. Сербский кризис показал, что воздушные силы становятся по-настоящему эффективными, когда действуют в рамках единого стратегического замысла.

Более того, хотя сербская армия не так уж пострадала от воздушных атак, инфраструктура страны - мосты, заводы, электростанции - была существенно нарушена. Это произошло не в последнюю очередь из-за того, что именно она привлекала внимание финансовой элиты, стремившейся к разрушению экономики Сербии. В этом проявился зримый контраст между ограниченными тактическими успехами действий авиации и ее более серьезным вкладом в решение стратегических задач.

ВВС США сыграли важную роль в свержении режима талибов в Афганистане. Воздушные налеты помогли изменить политический баланс в стране. Однако анализ показал, что бомбардировки, проводившиеся с целью поддержки наземных войск в районе Тора-Бора в декабре 2001 г. и в ходе операции «Анаконда» в марте следующего года, оказались сравнительно мало эффективными из-за умелого использования талибами знакомого им рельефа местности для маскировки и укрытия. Вновь проявилось несоответствие между прилагаемыми усилиями, затратами и достигнутым результатом.

20.08.2017