- - Подводные лодки. Первая мировая война

 





«Подводная лодка, по сути, является лучшим средством противодействия субмарине... это означает, что мы должны так же подготовиться к подводной войне, оснастив флот новым оружием, как и наши противники. Мы должны укрепить свои позиции, чтобы нас не обошли».

Арнольд Фостер, 1901 г. Парламентское послание британскому Адмиралтейству


 

Что означает на деле появление субмарин? Оно означает, что все основы нашей морской стратегии, так хорошо служившей нам в прошлом, разрушены!» (Заметка в бумагах британского адмирала Джеллико, 1912 г.)

Первое известное описание подводной лодки встречается в книге британского математика Уильяма Борна, относящейся к 1578 г., но только выпускник Йеля Дэвид Бушнелл (1740-1824) смог построить действующий образец. В 1774 г. он начал эксперименты с подводным судном, способным подвести пороховой заряд под днище корабля. В следующем году был изготовлен прототип и разработан способ, с помощью которого можно было взорвать заряд из-под воды. Деревянная субмарина имела расположенный в передней части шнекообразный движитель, управлявшийся с помощью рук и педалей. Второй шнек служил движителем в вертикальной плоскости, т. е. обеспечивал погружение судна. Подводная лодка была снабжена дрелью, с помощью которой к днищу неприятельского корабля прикреплялся пороховой заряд с фитилем. На субмарине имелся прибор для указания глубины погружения, руль с указателем направления, мехи с трубками для вентиляции, постоянный свинцовый балласт и отделяемый балласт для экстренного всплытия, а также слуховой прибор.

Бушнелловская «ТиШе» («Черепаха») могла атаковать только стоящие на якоре корабли. Впервые ее применили 6 сентября 1776 г. в нью-йоркской гавани против британского корабля «Eagle» («Орел») - в то время шла Война за независимость США. Бушнелл, однако, столкнулся с серьезными проблемами в определении места цели и не смог присоединить заряд, который бесполезно взорваться в воде.

Другой американец, Роберт Фултон, в 1797 г. построил подводную лодку, но не смог заинтересовать ею ни французов, ни британцев, находившихся в то время в состоянии войны. Это и неудивительно, поскольку Фултон запросил слишком высокую цену за «разрушительную мощь и легкость в управлении» своего подводного судна. Эксперименты, которые Фултон проводил во Франции в 1800-1801 гг., включали систему хранения сжатого воздуха в компактном контейнере и успешный опыт уничтожения судна подводным взрывом. В период англо-американской войны 1812 г. Фултон произвел также окончившиеся неудачей эксперименты с субмариной, минами и подводной пушкой.

Нападение в Гавани Чарлстона



Постройка реально действующей субмарины требовала развития целого ряда технологических новшеств, которые появились лишь в конце XIX в. В 1864 г. появились самодвижущиеся торпеды современного образца, движимые с помощью сжатого воздуха и несущие в носовой части взрывной заряд. В том же году была произведена первая успешная атака полуподводного судна. Это произошло в период Гражданской войны в США в гавани Чарлстона (Южная Каролина). Судно «Нипеу» («Хаяли») потопило винтовой шлюп северян «НоияаЮте» («Хауза-тоник»). но при этом погибло и само, вероятно, в результате гидравлического улара при взрыве. Первая подводная лодка с паровым двигателем, 30-тонная «Яечецрт» («Резаргэм»), была спущена на воду Джорджем Гарретгом в 1879 г. Сотрудничавший со шведским фабрикантом оружия Томасом Норденфсльдтом Гаррстт начал в 1882 г. работу нал 60-тонной лодкой («Норден-фельдт-1») - первым судном такого класса, вооруженным самодвижущимися торпедами. В 1888 г. французы спустили на воду подводную лодку с электромотором.

В голы Первой мировой войны подводные лодки стали важной составляющей морской стратегии воюющих держав. В предшествующее десятилетие они не проявили себя ни в Русско-японской, ни в Балканских войнах, но тем не менее их возможности многие адмиралы явно недооценивали. Глава германского военно-морского ведомства адмирал Альфред фон Тирпиц поверил в подводные лодки очень поздно. К началу Первой мировой Великобритания, спустившая на воду первую субмарину только в 1901 г.. имела самое большое количество подлодок - 89 единиц.

Перед самой войной относительно возможностей подводных лодок велись серьезные дискуссии, но из-за недостатка опыта их применения достичь единого мнения оппоненты не могли. В 1901 г. Арнольд Фостер, парламентский секретарь в Адмиралтействе, рассматривал различные варианты противодействия субмаринам и лучшим средством считал сами подводные лодки:

Подводная лодка, по сути, является лучшим средством противодействии субмарине... то означает, что мы должны так же подготовиться к подводной войне, оснастив флот новым оружием, как и наши противники. Мы не собираемся оккупировать ни одну из других стран: важно, чтобы мы сами не ста/Ш объектом вторжения. Если субмарины и в самом деле столь опасны, как полагают, то они способны нанести удары по нашим портам и обеспечить высадку десанта на наше побережье.

На деле, однако, подводные лодки не были оружием вторжения.

Блокада



Уже в самом начале Первой мировой войны германские подводные лодки стали оказывать существенное влияние на ход морских операций. В 1914 г. из-за угрозы нападений субмарин британский «Гранд-флит» вынужден был покинуть акваторию Северного моря и перейти из Скапа-Флоу на Оркнейских островах на базы, расположенные на северо-западном побережье Шотландии. Флот смог вернуться в Скапа-Флоу только в 1915г., после того как оборону базы существенно усилили. Успехи вражеских подводных лодок в том году заставили Джелли-ко признать: «Я не могу позволить действующему флоту выполнять какие-либо маневры без прикрытия эсминцев». Немцы рассматривали подводные лодки как средство, которое могло бы компенсировать неудачи в действиях надводного флота - в 1916 г., после не принесшего решительного перевеса ни одной из сторон Ютландского сражения, ситуация оставалась неопределенной. Германское военное руководство полагало также, что благодаря подлодкам оно сможет добиться выхода Великобритании из войны. В 1915 г. Германия попыталась развязать неограниченную подводную войну с целью удушить Великобританию голодом, блокировав поставки на острова продовольствия, но затем по политическим соображениям отказалась от этой идеи, опасаясь, что блокада может вызвать ответную реакцию со стороны США и привести к вступлению их в войну.

В 1917 г. немцы вновь вернулись к подводной блокаде. 1 февраля они объявили о том, что будут топить все суда в районе Британских островов, стараясь таким образом добиться победы на экономическом фронте. Однако к 1 августа (сроку, когда, по уверениям немцев, Великобритания должна была капитулировать) война на море вовсе не была окончена. Во многом это произошло потому, что надводные суда смогли в определенной мере адаптироваться к борьбе с подлодками. Хотя немцы постоянно наращивали производство субмарин, они не могли следовать собственным планам - во многом из-за организационных неурядиц и необходимости концентрировать основные промышленные ресурсы на выполнении заказов, необходимых для пополнения ресурсов наземных войск.

И все же потери Британии на морях постоянно росли. Весной 1917 г. британское руководство, включая Джеллико, было полно пессимизма относительно возможности достижения успеха в борьбе с подводными лодками, а потери в кораблях достигли впечатляющих величин. С февраля по апрель 1917 г. потери составили 1 945 240 регистровых тонн, тогда как затопить удалось лишь девять подлодок.

Изъян оперативных планов Германии заключался в переоценке степени уязвимости Великобритании. В ходе войны немцы затопили корабли противника общим тоннажем 11,9 миллиона регистровых тонн, потеряв при этом 199 субмарин. Однако, даже если не учитывать эффект от введенной Великобританией в мае 1917 г. практики проводки охраняемых караванов (которая существенно снизила потери надводных судов и увеличила число потопленных немецких подводных лодок), Великобритания пострадала от блокады гораздо меньше, чем это предполагалось. Жители островов оказались в состоянии увеличить и реорганизовать производство продовольствия на своей территории, а также усовершенствовать принципы его распределения. Методы, если не объемы, войны, которую вела Германия, можно назвать тотальными, тогда как Великобритания смогла обеспечить противодействие им - в том числе путем организации эффективно действовавшего Продовольственного департамента.

Америка вступает в войну



Действия Германии на море вызывали бурное негодование в Соединенных Штатах. Правительству удалось убедить американцев в том, что дальнейшее усиление и агрессивные действия Германии представляют угрозу и их стране, и таким образом заручиться широкой поддержкой масс. 6 апреля США вступили в войну. Это означало, что на сторону противников Германии встает самая мощная в мире экономика и третий по силам флот. Американцы начали борьбу с немецкими подлодками: с мая 1917 г. их военные корабли приступили к поиску и уничтожению субмарин в европейских водах. Бразилия, также несшая потери от тотальной подводной войны, объявила войну Германии в октябре 1917 г.

В годы войны существенно возросли возможности противолодочной обороны. От морских мин подлодок погибло больше, чем от любого другого оружия; минные заграждения существенно ограничили возможности действий субмарин. Минные поля, подобные установленным в Ла-Манше в районе Дувра в конце 1916 г. и на огромных пространствах Северного моря между Оркнейскими островами и Норвегией начиная с марта 1918 г., были демонстрацией индустриальной мощи и великолепной организации противников Германии. Еще одно минное поле было установлено в проливе Отранто: оно должно было запереть немецкие и австрийские подлодки в Адриатике и закрыть им выход в Средиземное море. Демонстрацией роли научных разработок в военном деле можно считать появление в конце войны магнитных мин, разработанных в Британии. В прибрежных водах поиск подлодок и сопровождение караванов обеспечивали самолеты и дирижабли: они заставляли подводные лодки держаться в полупогруженном положении, что существенно замедляло их ход.

Практика формирования караванов привела к тому, что количество целей для подлодок уменьшилось, а нападение на них гарантировало противодействие со стороны судов охранения. При нападении на караваны субмарины сталкивались с «эффектом стаи»: теперь они могли рассчитывать на затопление только немногих целей. Из 95 тысяч судов, пересекавших Атлантику в составе караванов, было затоплено всего 393, из них только три транспорта с торпедами.

В первые четыре месяца тотальной подводной войны, объявленной Германией в 1917 г., Великобритания теряла ежемесячно в среднем суда на 630 тысяч тонн водоизмещения, но к августу 1917 г. потери перестали достигать и полумиллиона тонн. К концу войны эффективность действия субмарин еще более снизилась. С января по август 1918 г. немцы уничтожали корабли суммарным водоизмещением 268 тысяч тонн, а общие потери сентября и октября составили всего 288 тысяч регистровых тонн.

Действия подводных лодок не повлияли на ход наземных операций: противники Германии смогли летом 1918 г. организовать крупные наступления, а значительные силы американских войск продолжали прибывать из-за океана. Тем не менее о роли подводных лодок можно судить по условиям мирного соглашения 1919 г.: Германии было запрещено иметь хотя бы одну субмарину.

16.12.2017