- - Штыки




«Штык в руках храбреца неотразим».

Генерал-майор Джон Бургойн, 1777 г.


 

Грозное острие штыка, появившегося в конце XVII в., изменило европейское военное дело: благодаря ему резко возросла роль пехотинца на поле боя. С прежним находившимся на вооружении с начала 1640-х гг. байонетом, рукоять которого вставлялась в ствол кремневого ружья, вести огонь было невозможно. Этот байонет был потомком охотничьего оружия; название он получил по местности Байон в Юго-Западной Франции. Он представлял собой кинжал, который при необходимости можно было вставить в ствол ружья, превратив его в грозное оружие для охоты на кабана.

Утверждают, что во французской армии байонеты начали применять в 1642 г. Оружие быстро распространилось: к 1670-м гг. его получили и такие специализированные войска, как драгуны и фузилеры. Первая французская атака с байонетами была проведена в 1677 г. при осаде Валансьена. К 1680-м гг. такие атаки стали обычным делом. Эти байонеты представляли собой обоюдоострые кинжалы длиной около 30 см с рукоятями примерно такой же длины. Рукоять имела диаметр, равный калибру ружья. Оружие фиксировали, просто вставив его в ствол. В 1672 г. байонеты появились и в английской армии: ими вооружили Драгунский принца Руперта полк.

В 1680-х гг. появился штык, снабженный втулкой, который быстро вытеснил байонеты. Втулка надевалась на ствол у дульного среза и не мешала вести огонь с примкнутым штыком. При примыкании штыка втулку надевали на ствол и поворачивали, фиксируя ее вырез ружейной мушкой, благодаря чему оружие надежно держалось в бою.

Появление штыков привело и к отказу от пик, которые стали теперь бесполезным оружием. Штыки гораздо полнее отвечали потребностям пехотинца, поскольку теперь солдат мог одновременно использовать и огонь, и холодное оружие при действиях против атакующей пехоты и конницы противника. Поскольку пикинеры были упразднены, на их место встали стрелки, что существенно увеличило огневую мощь отрядов.

Прототип штыка



Между 1690-ми и началом 1700-х гг. произошли особенно существенные изменения. Направленные в 1687-1688 гг. в Грецию для войны против Турции вюртембергские войска пик на вооружении не имели. Между концом 1680-х и серединой 1690-х гг. саксонская и вюртембергская армии официально были вооружены штыками. В 1687 г. военный министр Франции маршал Франсуа Мишель Ле Телье маркиз де Лувуа поручил Вобану разработать опытный образец штыка. Если учесть искусство Вобана в постройке крепостей, такое поручение можно расценить как знак доверия к его способностям.

В 1689 г. штыки приняла на вооружение бранденбургская (прусская) армия, в 1640 г. - датская. В сражении при Фле-рюсе в ходе Войны Аугсбургской лиги (1688-1697) некоторые германские части привлекли к себе внимание тем, что смогли отбить атаки французской конницы, не имея пик и будучи вооружены только кремневыми ружьями. В 1700-х гг. штыки получили русские солдаты. В противоположность им, турки медленно перенимали это оружие: они стали использовать штыки, да и то лишь в относительно небольших количествах, только с 1730-х гг.

Определить правильное соотношение пикинеров и стрелков, с тем чтобы добиться оптимального баланса оборонительных возможностей и огневой мощи, было сложно. Новая система позволила развернуть подразделение в более длинную и тонкую линию, а выучка солдат в поддержании сомкнутого строя дала возможность усилить огневую мощь. Именно это и стало характерной чертой европейской пехоты XVIII в., сражалась ли она в Европе или за ее пределами. Применение штыков и ружей с кремневыми замками стимулировало переход к ведению наступательного боя; этому способствовало и то, что более эффективное оружие позволило европейским армиям отказаться от кирас, а это повысило мобильность солдат. Первоначально, однако, солдат учили пользоваться штыками так же, как раньше они применяли пики, - прежде всего для отражения атаки. Лишь с 1750-х гг. появились новые уставы, согласно которым штык стал рассматриваться как наступательное оружие.

Несмотря на наличие штыков, рукопашные схватки на полях сражений XVIII в. были сравнительно редким явлением, большая часть сражавшихся выбывала из строя в результате огнестрельных ранений. В сражении при Мальплаке в 1709 г., самой кровавой битве Войны за испанское наследство, штыковые раны составили лишь около 2% от всех ранений, полученных французскими солдатами. Тем не менее штыки рассматривали как важное новшество. В 1786 г. британский генерал-адъютант сэр Уильям Фосетт вернул Георгу III посланные ему две пушки со словами: «Штыки, положенные легкой пехоте, примкнуты, согласно указаниям Вашего Величества».

Сражение при Миндене



Штыковая атака после залпа с конца 1750-х гг. стала типичным элементом тактики британских войск, вселявшим страх в сердца противников. В сражении при Миндене в 1759 г. решающей битве Семилетней войны, исход боя решили отвага и дисциплинированная стрельба британской пехоты. Не разобрав данного им приказа, британские солдаты вышли на открытую местность, но смогли отразить две атаки французской конницы. Большая часть потерь французских кавалеристов пришлась на пулевые раны, но достигшие британских шеренг были встречены в штыки. За кава1ерийскими атаками последовало наступление французской пехоты, затем еще одна атака конницы - но и они были остановлены ружейным огнем и штыками. Эта победа значительно ослабила давление французской армии на силы союзника англичан, прусского короля Фридриха II Великого.

Штыковые атаки с успехом применялись в ходе Американской войны за независимость (1775-1783). В 1778 г. Джордж Уэйн из Пенсильванского линейного полка запросил Государственный военный совет о возможности замены всех нарезных ружей своего подразделения на ружья со штыками: «Я не люблю винтовки. Я желал бы встретиться с неприятелем, имея хорошее кремневое ружье со штыком без боеприпасов - или с боеприпасами без штыка». Уэйн утверждал, что при атаке солдат с примкнутыми штыками стрелки часто в панике бросаются в бегство. Таким образом, страх, который британцы испытывали по отношению к американским стрелкам, вооруженным винтовками, уравновесился боязнью американцев британских штыковых атак.

Йорктаунский редут



В результате в начале 1778 г. генерал-инспектор американской Континентальной армии барон фон Штойбен ввел обучение штыковому бою в программу обучения своих солдат. В том же году в сражении при Монмут-Корт-Хаус Континентальная армия впервые предприняла штыковую атаку. Американцы применяли штыки и при штурме Стони-Пойнт, Паулюс-Хук, и в 1781 г. под Йорктаунским редутом. Эта последняя штыковая атака стала ключевым моментом в борьбе за британские позиции; после нее командовавший британскими частями генерал Корнуоллис понял, что проиграл сражение.

Обладавший великолепным чувством времени и умением выбрать место позиции герцог Артур Веллингтон постепенно доводил британскую тактику боя до высшей степени эффективности. В ходе войны в Испании и Португалии (1808-1814) англичане великолепно использовали момент для штыковых ударов, ставших ключевыми эпизодами контратак: они нарушали порядок французов, изготовившихся к атаке. Медицинские отчеты о потерях, как и другие источники, свидетельствуют, что в большинстве сражений, которые предпринимал Наполеон, штык служил в первую очередь оружием психологического давления. Наибольший урон противнику наносило огнестрельное оружие: именно оно определяло исход сражения, тогда как в штыки бросались только при случае.

Штыковые атаки стали ключом к успеху британцев в Индии. Под Патной (1764) именно штыки и картечь остановили индийскую кавалерию. Большую роль сыграли штыки и в победе, которую Веллингтон одержал над своим главным противником, маратхами, в 1803 году при Ассае. В этом сражении шотландские пехотинцы-хайлендеры вели наступление против пушек маратхов. В рапорте Веллингтона, напечатанном в «Лондон Газетт» от 31 марта 1804 года, подчеркивалась роль штыкового удара:

Части наступали под очень плотным орудийным огнем... они вели наступление в наилучшем порядке... против неприятельской пехоты, значительно превосходившей их числом и намеренной перебить их всех до единого, но противник был отогнан от своих пушек одними штыками.

Победы в Индии



Под Ассаем Веллингтон, располагавший 4500 солдатами, 17 пушками и 5000 ненадежной индийской кавалерии, успешно противостоял армии маратхов из 30 тысяч кавалеристов и 10 тысяч пехотинцев при более чем сотне пушек. Орудия маратхов быстро перемещались, их артиллеристы были искусны в наведении и обслуживании пушек, и смогли подавить британскую артиллерию и нанести тяжелые потери. Необходимо было предпринять повторную атаку, чтобы заставить маратхов отойти. Из строя выбыло более четверти британских сил. К счастью, страшные орудия маратхов удалось захватить. В том же году британцы одержали свою следующую победу под Аргаоном, где пехота штыковой атакой снова смогла захватить орудия маратхов.

Однако не сражения решили исход кампании. Маратхи были ослаблены в результате плохого командования, нехватки денег и отсутствия регулярных выплат жалованья, что ослабило дисциплину в войске. Англичане оказались в этом отношении гораздо сильнее.

Но значение штыков в удержании побед европейцами не снижалось. В ходе Первой сикхской войны (1845-1846) в Северной Индии успехи англичан при Мудки (1845), Фирузшахре (1845) и Собраоне (1846) были достигнуты в первую очередь благодаря штыковым ударам пехоты. Подобным же образом штыки служили и в Африке, в частности, в ходе атаки англичан на позиции египтян под Тель-эль-Кебиром в 1882 г. Это сражение стало ключевым для овладения англичанами Египтом.

В XX в. длинные штыки-тесаки XIX в. заменили более короткими. Они должны были служить солдатам только в рукопашных схватках, которые стали делом нечастым, но все же случались, как. например, на Фолклендах в 1982 г.

Несмотря на то что в XX в. основной упор делается на применение огнестрельного оружия, в том числе пулеметов и скорострельной артиллерии, штыки остаются неизменной принадлежностью большей части (если не всех) образцов личного оружия солдата.

24.05.2017