- - Новое искусство фортификации





«Искусство обороны укреплений включает умение отсрочить момент их разрушения».

Фридрих II Великий


Под влиянием развития артиллерии фортификационные сооружения стали менять свой облик: теперь они должны были обеспечивать защиту от огнестрельного оружия, применявшегося при осаде, и в то же время служить надежной платформой для размещения пушек гарнизона. Создание укреплений нового образца стало важным этапом усиления влияния европейских государств: отныне крепость мог оборонять сравнительно небольшой гарнизон, подразделения которого обеспечивали в бою взаимную поддержку.

Новые принципы фортификации, известные как trace italienne, стали развиваться в конце XV в. как ответ на усовершенствования в области артиллерийского искусства. Укрепления стали перестраивать, с тем чтобы сделать их более мощными и менее высокими, а также затруднить их обстрел. На месте высоких каменных стен, уязвимых для артиллерийского огня, стали возводить сравнительно невысокие, но толстые стены, усиленные земляными насыпями, в которых вязли пушечные ядра. Стены имели откосы для отражения ядер. Снаружи стены усиливали мощной каменной кладкой, чтобы помочь им противостоять обстрелу.

Расцвету trace italienne предшествовало упрочение уже существовавших укреплений с помощью земляных насыпей. Этот сравнительно недорогой способ повышал к тому же оборонительные качества: ядра не разрушали стену и не рикошетили от нее, а увязали в земле. Внутренние насыпные валы смогли защитить от штурмов Пизу в 1500 г. и Падую в 1509 г. С 1450-х гг. стали появляться более дорогостоящие сооружения - многоугольные бастионы; их возведение связывают с именами Франческо ди Джорджо Мартини (1439-1501) и семьи Сангалло.

Бастионы и развелины



Укрепления нового образца получили особое распространение в Италии: они были возведены, например, в Чивита-веккиа в 1515 г., Флоренции в 1534 г., Анконе в 1536 г. и Генуе в 1536-1538 гг. Технология строительства бастионов получила распространение в Европе благодаря итальянским архитекторам и инженерам - их, например, в 1543 г. нанял на службу французский король Франциск I. Помимо бастионов крепости стали усиливать равелинами - треугольными укреплениями с земляной засыпкой, служившими дня поддержки бастионов и оборонительных стен.

Венецианцы быстро стали применять элементы новой военной архитектуры во всех областях своей «морской империи»: на Крите во 2-й четверти столетия подобная крепость была возведена в Кандии (Гераклионе), в Ретимноне большую крепость построили после 1573 г. В конце XVI в. австрийцы выстроили ряд крепостей в занимаемой ими части Венгрии, причем для разработки планов и наблюдения за ходом строительства пригласили крупнейших специалистов того времени: Пьетро Феррабоско, Карло Тети и других итальянских мастеров. Были выстроены или перестроены крепости в Эгере, Эрзекуйваре. Канизе, Карловане, Комароне и Гьере (Раабе). На другом рубеже христианского мира в 1552 г. испанским инженером был возведен форт Св. Эльма. С его помощью в 1565 г. было отбито нападение на Мальту, что положило конец турецкой осаде Валетты.

Османы не предпринимали попыток строительства крепостей нового типа и не стремились возводить цепи укреплений на побережьях, как это делали испанцы вблизи Неаполя и на Сицилии: турки не опасались нападений.

Новые укрепления имели на вооружении пушки, и государства прилагали усилия к тому, чтобы разместить в крепостях мощную артиллерию. В 1562 г. близ Гавра англичане выстроили звездообразный форт Ньюхавен и вооружили его 19 пушками, 15 медными кулевринами, 29 медными полукулевринами и двумя литыми стальными полупушками; к тому же на валах крепости размешалось еще 70 малых орудий. В 1563 г. крепость перешла в руки французов, но не в результате разрушения стен или штурма: гарнизон жестоко пострадал от чумы, а неблагоприятные ветры в Ла-Манше не позволили англичанам вовремя доставить подкрепления.

Крепости могли выдерживать долгие осады: прежде чем капитулировать, Остенде оставался в осаде с 1601 по 1604 г. Однако, как и крепости прежних времен, новые укрепления во многом зависели от общего хода кампании. Особенно сильно влияли на решимость гарнизона удерживать позиции сведения с полей сражений.

Революция в Нидерландах



Собственно «крепости» не всегда служили ключевыми пунктами для удержания позиций. В конце XVI в., во время Нидерландской революции против владычества испанского короля Филиппа II, сопротивление голландцев часто оказывалось успешным не благодаря системе бастионов, а просто из-за возведения земляных насыпей-баррикад позади пробоин в стенах. Испанцы испытывали невероятные трудности, организуя эффективные осады Гарлема, Алькмаара и Лейдена, а сами голландцы столкнулись с проблемами в Миддлебурге - причиной были каналы и заполненные водой рвы. Вода одинаково затрудняла как строительство оборонительных фортов, так и позиций для размещения осадной артиллерии. Из-за близости подземных вод вести подкопы было невозможно, но множество водных путей помогало доставлять подкрепления. Голландцы старались возводить земляные, а не дорогостоящие каменные укрепления; в результате строительство шло довольно быстро. От земляных валов вперед выдвигались насыпи, называвшиеся фос-брай, с помощью которых гарнизон мог контролировать рвы, а равелины усиливали демилюнами (редутами полулунной формы) и контрфорсами.

В кампаниях XVI и XVII в. укрепления играли ключевую роль. Так, вся Война за мантуанское наследство (1628-1631) сводилась, по существу, к осадам, а не полевым сражениям. Причиной войны стал спор о том, кто должен наследовать оставшиеся без правителей герцогство Мантую и маркизат Монферрато, а началась она с того, что в 1628 г. савояры и испанцы осадили Казале - столицу и вместе с тем главную крепость Монферрато, служившую ключом к западным подступам к Милану. После этого австрийцы также послали свои войска и в 1629 г. осадили Мантую, которая капитулировала год спустя. Французы в 1630 г. подошли на помощь Казале, и это привело к заключению мира.

Вобан



Правители европейских государств рассматривали постройку укреплений как вклад в укрепление своих владений. Это особенно проявилось в 1643-1715 гг., в период царствования французского короля Людовика XIV. Его предшественник, Людовик XIII, также предпринимал серьезные усилия в этом направлении, выстроив, к примеру, крепость в Пиньероле, но с систематическим укреплением границ государства с помощью крепостей, которое предпринял его сын, ему было не сравниться. В 1678 г. генеральным комиссаром фортификаций был назначен Себастьян ле Претр маркиз ле Вобан. Под его наблюдением было возведено 33 новые крепости, в том числе в Аррасе, Ате, Блайе, Лилле, Мон-Дофине, Мон-Луисе и Ней-Бризаке, а также перестроено много старых: Бельфор, Бесан-зон, Ландау, Монмеди, Страсбург и Тюрне. В 1703 г. Вобан стал га-рвы м инженером, получившим титул маршала Франции.

По сути Вобан применил уже известные принципы сочетания бастионов и анфиладного огня, в том числе из глубины, уделяя особое внимание защите артиллерии. Новым и ключевым моментом стало осуществление столь крупномасштабной программы по защите рубежей Франции. Так, Ней-Бризак, построенный между 1698 и 1705 г. для удержания контроля над важной переправой через Рейн, обошелся почти в три миллиона ливров.

Территориальная экспансия Франции напрямую увязывалась со строительством крепостей. Они должны были стабилизировать линию границ государства, закрепить господство на вновь приобретенных землях, а также предоставить возможности для новых захватов: крепости рассматривав как укрепленные базы для проведения операций и накопления необходимых припасов. В 1732 г. маршал Мориц Саксонский писал о «пользе крепостей; они покрывают страну; они заставляют противника задуматься о необходимости их штурма, прежде чем он сможет продвинуться далее; они позволяют нашим собственным войскам свободно маневрировать при любой необходимости; они являются хранилищами припасов и надежным укрытием в зимнее время для артиллерии, боеприпасов и прочего».

Мастер осады



Вобан сам утверждал, что по мере увеличения числа крепостей возрастает и значение осадного дела:

Можно скачать, что сегодня нападение и оборона совпадают, поскольку победа в сражении приносит лишь временный успех, если крепость лишь осаждена... война выигрывается осадами, ослабляющими противника и дающими наибольший шанс для победы, это наиболее распространенная практика ведения войн в Нидерландах, Испании и Италии, тогда как в Германии сражения играют большую роль вследствие того, что страна более открыта, а укреплений в ней меньше.

Вобан был мастером осадного дела. Он предпочитал систематические осады, при которых для поддержки параллельных линий стен траншей, в которых устанавливалась тяжелая осадная артиллерия, отрывались вспомогательные зигзагообразные траншеи-сапы.

Укрепления стали играть значительную роль и в войнах за пределами Европы. В частности, в период войны персов с индийскими моголами чрезвычайное значение приобрел контроль над Кандагаром, находящимся на территории нынешнего Афганистана. В 1622 г. моголы потеряли Кандагар, который захватил султан Аббас I, но в 1638 г. смогли отбить его обратно: персидский командующий капитулировал, напуганный казнью своего суверена. Однако в 1648 году султан Аббас II вновь отвоевал Кандагар, воспользовавшись тем, что силы моголов были истощены неудачной войной 1647 года в Северном Афганистане. В 1649, 1652 и 1653 г. моголы пытались отбить крепость, но все эти попытки оказались безуспешными. Вести войну так далеко от центра своих владений оказалось для моголов слишком тяжело, им приходилось планировать кампании таким образом, чтобы завершать их до наступления зимы.

В самой Индии моголы были более удачливы. В 1687 г. их главная армия Осадила Голконду с ее четырехмильной стеной. Под стены было подведено два подкопа, но мины взорвали слишком рано. В конце концов моголы ворвались через ворота, которые раскрыли изменники. В 1689 г. и 1700-1707 гг. моголы захватили несколько крепостей маратхов. Усовершенствования в искусстве фортификации продолжали делать крепости важнейшим объектом военных кампаний.

24.05.2017